Salvio Hexia

Объявление


Hogwarts: Salvio Hexia!
открывает свои двери для всех желающих окунуться в мир волшебства и приключений.
Не забывайте о том, что все великие волшебники в истории в свое время были такими же как мы — школьниками. Если у них получилось, то получится и у нас.

ОЧЕРЕДНОСТЬ
ep. #о1 Andrea; ep. #о2 GMl; ep. #о3 GM;


Администрация

Рейтинг: NC-17;
Организация игры: эпизодическая;
Время: март 2015 года;

— Почему ты ещё жив?
— Потому что мне есть, ради чего жить!

Сюжет Гостевая Act. #о1 девушки Act. #о2 парни Внешности Занятость

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Salvio Hexia » Основная игра » 1.3. Взаперти


1.3. Взаперти

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

1.3. Взаперти
http://funkyimg.com/i/UAsg.png

Место действия, дата и время: теплицы, 14 марта, день
Участники: Бенжамин Лонгботтом, Бенджамин Форс, Эдвард Нотт, Айсидора Нотт, Тобиас Джин
Краткое описание: несколько студентов отправляются на помощь преподавателю травологии, так как необходимо срочно пересадить подросшие ростки мандрагоры. Занятие отнюдь несложное, к тому же к ним присоединяется еще одна студентка из числа приезжих новичков, и именно с появлением этой девушки запускается цепь совершенно непредсказуемых событий.


Очередность:

Гейм-мастер до 19.06, Бенжамин Лонгботтом, Бенджамин Форс, Эдвард Нотт, Айсидора Нотт, Тобиас Джин


Примечание: на написание поста каждым участником отводится 4 дня. При необходимости можно продлить этот срок или изменить очередность, но если подобных обращений не будет, то очередь в квесте перейдет к следующему участнику.

Отредактировано Merlin (23rd May 2015 04:50:09)

0

2

Профессор Алиссия Каррингтон – преподаватель травологии и декан факультета Рейвенкло – с самого утра была очень взволнована. В теплицах вырос необыкновенный урожай юных мандрагор, которые со временем станут отличным сырьем для изготовления различных зелий и противоядий. Профессор была очень довольна тем, как развиваются эти удивительные растения, но их небывалый рост постепенно начал приносить массу проблем. Цветочные горшки становились все более и более тесными для подрастающих корней, которые, к тому же вступили в пору так называемого юношества и принялись вести себя самым безобразным образом, устраивая настоящий бедлам. Придя в очередной раз в теплицу и увидев, что натворили юные мандрагоры, пока никого не было, Алиссия Каррингтон не выдержала и попросила директора школы выделить ей на помощь несколько студентов, чтобы пересадить растения в надежде, что в новых, более просторных горшках они немного успокоятся. Себастиан Рассел, разумеется, не стал отказывать профессору травологии, а потому нескольким студентам пришлось отказаться от своих планов на субботу и отправиться в теплицы.
Первой, кто пришел в теплицу, оказалась Милена Радева, пятикурсница с нового факультета. Профессор Каррингтон уже знала эту девушку – Милена с первых же дней после переезда весьма заинтересовалась ее предметом, которому в Дурмстранге почти не уделяли внимания. Преподавателю заинтересованность Милены пришлась по душе, и хотя уже было поздно приступать к изучению травологии, так как учебный год заканчивался, она предложила студентке брать дополнительные уроки.
- Проходи, Милена, – поприветствовала профессор вновь прибывшую. - Пока мы ждем всех остальных, можешь немного осмотреться здесь, но ничего не трогай, – предупредила Алиссия  свою студентку, хорошо зная, что та еще ни разу не сталкивалась с мандрагорой.
Девушка послушно кивнула головой и отошла в дальний угол, а профессор принялась подготавливать все необходимое для пересадки растений. За этими хлопотами Алиссия Каррингтон совсем не заметила, как Милена достала из кармана мантии небольшой пакетик, в котором находилось крохотное растение, вытащила этот росток и посадила его в один из горшков, стоящих у приоткрытого окна. Затем девушка взяла небольшую лейку и полила росток, а тем временем прибыли и остальные студенты.
- О, ну наконец-то! – воскликнула профессор Каррингтон и направилась к группе студентов, среди которых находился паренек с ее собственного факультета. - Милена, подойди сюда! – позвала она девушку, после чего обратилась ко всем сразу. - Итак, сегодня мы будем пересаживать мандрагору, и хотя вы это уже делали на втором курсе, я все же напомню вам, что следует быть осторожными...
В этот момент дверь снова открылась, и в теплицу заглянула запыхавшаяся рыжеволосая девочка.
- Профессор Каррингтон, вас срочно вызывает директор Селвин! – пропищала она и тут же исчезла.
- Ох, как не вовремя… – прошептала Алиссия и чуть громче добавила. - Так, ребята, я ненадолго отлучусь, где лежат наушники и рукавицы, вы знаете. - Повернувшись, она указала рукой на целую гору новых цветочных горшков. - Пересаживать вот в эти вазоны. - Затем женщина положила руку на плечо Милены и слегка сжала его. - И позаботьтесь о Милене, расскажите, как и что нужно делать, только учтите, что травологию она только начинает изучать. Я очень рассчитываю на вас, – добавила она, обведя взглядом студентов Хогвартса. - Скоро вернусь.
После этого преподаватель отправилась к директору, оставив студентов одних в теплице, и когда дверь за ней закрылась, Милена, слабо улыбнувшись, произнесла:
- С чего начнем?

+2

3

Этот день был самым обыкновенным, ничего не обещающим. Бенжамин сидел в гостиной и возился с нелюбимой Трансфигурацией. Преобразование всё не хотело ему даваться, и он уже потихоньку начинал выходить из себя. Никакие уговоры Эда и Иззи успокоиться не помогали, лишь подогревали его пыл, что в итоге приводило к ужасным результатам. Поняв, что сегодня явно не день для Трансфигурации, Бен плюнул на это дело. Он с комфортном устроился на кресле, читая какой-то древний, разысканный в школьной библиотеке фолиант, посвящённый магическим растениям. Древняя книжка хоть и с трудом понималась Лонгботтомом, была крайне интересной и захватывающей, потому пятикурсник с упоением читал её, хоть и тратил на расшифровку почерка значительное количество времени.

Но внезапно всё переменилось. Появился декан и предложил то, при упоминании чего у Бена загорелись глаза. Он убрал фолиант в сумку и с интересом воззрился на профессора. Бенжамин был просто счастлив, когда услышал, что требуются добровольцы для помощи в теплицах. Моментально изъявив готовность, он с воодушевлением подписался на помощь преподавателю Травологии. Энтузиазм Бена всё не утихал, он даже на месте высидеть не мог. Сбегав и взяв в комнате всё необходимое (он целую сумку заполнил разными необходимыми предметами), парень отправился вместе со своими друзьями, тоже вызвавшимися помощь (что совсем не удивило Бенжамина), к профессору Травологии. Только они вошли, как их поприветствовала профессор Каррингтон. 

- О, ну наконец-то! – воскликнула профессор Каррингтон и направилась к группе вошедших студентов. - Милена, подойди сюда! – позвала она незнакомку, после чего обратилась ко всем сразу. - Итак, сегодня мы будем пересаживать мандрагору, и хотя вы это уже делали на втором курсе, я все же напомню вам, что следует быть осторожными...

Бен пришёл в восторг. Работать с мандрагорами ему очень нравилось. Они хоть и были опасны, если с ними неумело обращаться, но представляли собой интересный объект исследования. Довольно потирая руки, хаффлпаффец уже предчувствовал наслаждение, которое испытает во время этой субботней работы. И даже тот факт, что вместе с ними будет работать незнакомка, его не расстроил. Но внезапно всё изменилось, когда появились новости.

- Профессор Каррингтон, вас срочно вызывает директор Селвин! – пропищала девочка и тут же исчезла.

- Ох, как не вовремя… – прошептала преподавательница и чуть громче добавила. - Так, ребята, я ненадолго отлучусь, где лежат наушники и рукавицы, вы знаете. – Довольный Бенжамин невольно похлопал по своей сумке, радуясь тому, что захватил свои собственные наушники и рукавицы. Повернувшись, профессор указала рукой на целую гору новых цветочных горшков. - Пересаживать вот в эти вазоны. - Затем женщина положила руку на плечо незнакомки. - И позаботьтесь о Милене, расскажите, как и что нужно делать, только учтите, что Травологию она только начинает изучать. Я очень рассчитываю на вас, – добавила она, обведя взглядом студентов Хогвартса. - Скоро вернусь.

Бен, нахмурившись, глядел на то, как уходит профессор. Он-то надеялся совершать все действия под её контролем! Но не тут-то было. Парень вздохнул. Теперь ещё нужно объяснять девушке, совершенно незнакомой с работой с травами, что и как делать. Хаффлпаффцу ещё не приходилось сотрудничать с кем-то, кто не был знаком с этой деятельностью. Так что он решил, что для начала стоит начать с нуля, чтобы понять, что знает эта Милена. И тут студентка когда-то Дурмстранга, а теперь уже Хогвартса, задала логичный вопрос.

- С чего начнем?

- Полагаю, что с самого начала, - улыбнулся ей Бенжамин. – Я – Бенжамин Лонгботтом, рад знакомству, - представился юноша. – Давай-ка ты расскажешь, что знаешь о мандрагорах. Всё-таки сначала нам нужно понять, что ты знаешь, а чего – не знаешь. Это нужно и для того, чтобы ты не ошибалась, не подвергалась опасности, и чтобы мы не беспокоились за какие-то наиболее очевидные детали. Так что просто расскажи, что ты знаешь об этом растении, хорошо?

Отредактировано Benjamin Longbottom (13th Apr 2015 18:05:37)

+1

4

Денёк был самый погожий, которые из тех, в которые было нечего делать. Но Бенджамину приспичило именно сегодня поупражняться в различных заклинаниях. Капитаном был выпрошен не использующийся кабинет и несколько чучел для Трансфигурации и нескольких боевых. Много было изучено за 7 курсов, некоторые из книг, а про некоторые он только слышал. На тот момент он отрабатывал боевые заклинания.
- Expelliarmus!
Простая веточка вылетела из «рук» чучела.
- Concutio!
Чучело явно затрясло. Неожиданно кто-то постучался в дверь. Бенджамин резко обернулся, но заметил лишь маленького четверокурсника из Гриффиндора.
- Ты Бенджамин Форс? Тебя просили позвать в теплицу.
- Да это я. Пойдём.
Они пошли по коридору, и Бен спросил паренька:
- А зачем меня позвали, тебе не сказали?
- Сказали. Там нужен был кто-то из старших, чтобы помочь пятикурсникам пересадить мандрагоры.
- Понятно. А теперь можешь идти. Я и сам могу спокойно дойти до теплиц.
Четверокурсник быстро исчез из виду, а Форс отправился в теплицу со смутными мыслями. Бывает же такое, как только получил в распоряжение кабинет и про тебя быстрее всего вспомнили.
- Ладно, надеюсь, мне придётся только присмотреть, а не помогать пересаживать эти мандрагоры. Терпеть их не могу. Визг до потолка, возможная потеря слуха и главное за это дадут лишь несколько очков. – ворчал семикурсник про себя.
По пути Бенджамин наткнулся на часть своей команды и кого-то из Рейвенкло. Когда они пришли в теплицы, там была девочка из бывшей школы, а теперь нового факультета. Профессора травологии срочно вызвали к директору, а вратарь Хаффлпафа взялся за своё: нудеть про свой любимейший предмет.
«Лучше бы заклинаниями пользоваться научился нормально».
Пока тот выяснял на счёт образования девочки в области травологии, Бенджамин молча приготовился к пересадке противных растений надев наушники и смирившись с тем что день сегодня явно не удался.

Отредактировано Benjamin Force (17th Apr 2015 09:52:53)

+1

5

Суббота была просто прекрасная – Эд откровенно бездельничал и наслаждался жизнью, лёжа на удобном диване в гостиной их факультета. Над ним дамокловым мечом нависали СОВ, но он это стоически игнорировал. В конце концов, сколько можно учиться!? Иногда и отдыхать надо! А то от чрезмерной мозговой активности одни мозгошмыги разводятся. Прошедшая неделя неслабо вымотала его – казалось, все преподаватели готовы были запихивать в пятикурсников знания уже ногами, отчаявшись донести до них необходимое более традиционными методами. И это очень утомляло, мысли в голове путались, материала было так много, что он просто не успевал усваиваться и грозил вылезти обратно через уши неаппетитной мозговой кашицей. Проще говоря, Эд решил, что так жить нельзя и с этим надо что-то делать. Что именно делать он пока не придумал – играть в плюй-камни было лень, в подрывного дурака не любил, а в волшебные шахматы пока не с кем. Так что он просто возлежал на диване, чесал Гермиону между ушами и уминал всевкусные бобы Берти Боттс из цветастой пачки, которые купил на прошлой неделе в сладком королевстве. Питомица тоже имела на них виды, так что процесс был занимательный и даже забавный. Эд откусывал кусочек конфеты, если ему нравился вкус, то съедал её полностью, если не нравился (был сладким) – отдавал крысе, если попадалось что-то совсем несъедобное – откладывал в сторону. Гермиона следовала принципу «доверяй, но проверяй» и неизменно бегала опробовать отложенные драже, правда делала это более осторожно, чем с теми, которые давал ей сам Эд. Умная девочка.
И тут, как гром среди ясного неба, принесло декана. Предложение о помощи в теплицах никакого отклика в душе не вызвало – ему было больше интересно применять растения в зельях, нежели выращивать их, но Нотт точно знал человека, которого подобная перспектива проведения законного выходного вдохновит на подвиги. И, разумеется, Бен не заставил себя долго ждать, преподаватель ещё толком договорить не успела, а Лонгботтом уже тут как тут. И маниакальный блеск фаната в его глазах, обращённых на друзей, ясно дал понять, что Время Лени закончилось. В целом, Эд был не против – Бен хорошо рассказывал о растениях и было приятно наблюдать, как он погружается полностью в работу, которая, без сомнения, доставляет удовольствие. Его запал заражал и окружающих, так что ноша непосильной не была. Но Эд всё равно поворчал и постонал для приличия.
Пересадив верную Гермиону на плечо, обозначил своё «ярое» желание закопать несколько мандрагор преподавателю, поднялся в их спальню. Переоделся в рабочую мантию, засунул пакет с оставшимися драже в сумку, куда сразу же нырнула находчивая крыса, и поплёлся обратно в гостиную, ждать остальных. Не сказать, что бы он был расторопен, и всё же управился быстрее друга, который упихивал в свою сумку «всё необходимое».
Как ни странно, по пути к теплицам к ним присоединился и капитан их квиддичной команды, который ранее не был замечен в любви к флоре. Мотивы его внезапного альтруизма были не ясны, и Эд некоторое время потратил на придумывание различных вариантов такого поведения. Так в задумчивости, под бодрый хруст из сумки, он и дошёл до теплиц.
На месте их встретила декан Рейвенкло и студентка из Дурмстранга. Эда перекосило. Ну что за напасть, куда ни плюнь, одни приживалы. И профессор Каррингтон весьма не вовремя покинула их тёплую компанию – просто все условия, что бы повздорить. Но тут вежливый и дотошный Лонгботтом перехватил инициативу, так что Эд решил пока потерпеть и просто игнорировать объект раздражения. Он прошёл к шкафу с инвентарём, выбрал перчатки и наушники поприличнее для себя и сестры и всё же решил отвлечься на Форса.
- Эй, кэп, а ты-то чего к земле потянулся? Проспорил кому-то? – но Бенджамин уже надевал наушники и, скорее всего, его не слышал. «Вот же гадство».
Руки коснулось что-то мягкое. Гермиона! Он совсем забыл о ней, а тем временем крыса может и не пережить мандрагоровый концерт. Нотт сграбастал любимицу из сумки и отлеветировал её вместе с несколькими драже в открытое окно – пусть пока погуляет.

+1

6

Субботы бывают разные. Бывают воздушные субботы — когда с раннего утра тебя пинками выгоняют на стадион и ты в мыле носишься туда-сюда, отрабатывая новые идеи, пришедшие в голову капитана команды за минувшие дни. И пока кэп не скажет «ну ладно, сойдет» никто со стадиона живым не уползет. Только тушкой или чучелком. Бывают субботы философские — когда тебя посещают многомудрые мысли «Учебник по заклинаниям низко над партами пролетел...Это к отработке у профессора Олдриджа...» или что-то в духе «Ученики Дурмстранга и мой брат в одном помещение....Спасайся кто может...». Бывали субботы — экспериментальные, когда в голову просто лавиной топали  мысли на тему, что именно и как именно устроено в этом мире.  «А что будет если гной бубунтюбера разбавить слезами феникса? Что именно нивелируют слезы и как это повлияет на свойства гноя? А еще крайне любопытно было бы проверить ту летательную мазь, что мы недавно заказали в магазине приколов! А еще... » По-счастью, подобные эксперименты носили теоретический характер. В большинстве случаев. И довольно быстро желание экспериментировать проходило.  Поэтому  никто не пострадал пока от неуемной энергии мисс Нотт. Так же бывали субботы -вдохновенные — когда на Айсидору снисходила муза и Иззи принималась творить и вытворять: читать монологи, теребить брата, писать портреты всех кто попадался на глаза, и плевать что рисовать у Иззи неплохо получалось только внутренние органы из древних трактатов, все остальное выходило ужасно, кто на это будет смотреть?! Главное это разгорающийся огонь вдохновения внутри, который заставляет срочно его как-то реализовывать, иначе грозит сжечь и испепелить все вокруг помимо Иззи. А это уже чревато хаосом и разрушениями не микромасштаба. Еще  бывали субботы трудоголические, субботы повышенной ядовитости, субботы ленивые и многие другие субботы. Однако, порой эти самые субботы имели свойство накладываться друг на друга. И именно сегодня у Иззи сошлись субботы трудоголическая и вдохновенная.
Девушка устроилась на полу в гостиной, где с упоением писала доклад по колдомедицине. Норма уже была написала, а мисс Нотт все продолжала и продолжала выводить строчку за строчкой, и никак не могла остановиться. Вокруг Иззи лежали стопочками книги, черновики, прочие принадлежности, кот Арти устроился рядом, внимательно наблюдая за работой хозяйки и время от времени поглядывая на питомицу брата. Иззи не смотря на рабочий запой так же  время от времени пресекала подобные взгляды шипением «Арти!».  Кот тут же отворачивался и делал вид, что он и не смотрел в ту сторону, вот еще! Смотреть на всяких крыс, которые грызут тут всякие вкусности. Тогда Иззи подвигала ему кусочек котельного кекса и кот с видимым изяществом осторожно его грыз, забывая на некоторое время про любимицу брата.
В самый разгар рабочего процесса в гостиной появился декан факультета и в добровольно-принудительном порядке предложил оказать помощь профессору травологии. Молодые мандрагоры поспели и буянили, грозя учинить разгром в теплице. Иззи с тоской посмотрела на свою работу, откладывая письменные принадлежности и унося все в спальню, что бы за время ее отсутствия работа осталась в том же виде, а не была случайно  изжевана/сгрызена/съедена/ сожжена, нужное подчеркнуть. Прихватив с собой все, что могло ей понадобиться, Иззи поплелась вниз, вздыхая и негромко ворча «Суббота же наш законный день! Что хочешь то и делай! Вот хочешь — доклад пиши! А хочешь....а хочешь в теплице мандрагоры пересаживай!». А дело это не быстрое. А значит к докладу, если силы останутся, она вернется только к вечеру, а там ни настроения соответствующего, ни тебе вдохновения. По пути к ним присоединился Биг Бэн, а в просторечии капитан их квиддичной команды. Для того что бы не путаться в Бэнах, один получил наименование Биг Бэн, а второй соответственно  Литл Бэн. Такие не официальные имена.
Наличие капитана было уже само по себе удивительным фактом — никогда до этого Айсидора не замечали за ним любви к земле и растениям. Квиддич да, заклинания да — о них он порой говорил и в гостиной. Но травология? Иззи переглянулась с братом и пожала плечами. Мало ли, вдруг у кэпа возникло непреодолимое желание стать ближе к земле?
В теплице их встретила профессор, сейчас немного напоминающая Бэна — такой же фанатичный блеск в глазах, такой же азарт во взгляде. - О, ну наконец-то!
«Не так уж сильно мы и задержались» мысленно продолжила ворчать Иззи, никак не желавшая смириться с тем, что ее оторвали от доклада. Однако следующие слова профессора заставили вздрогнуть - Милена, подойди сюда! – на зов профессора к ним направилась девушка с нового факультета. Иззи мельком глянула на брата, зная о его, мягко говоря, не переносимости представителей нового факультета и незаметно встала так, что бы, в случае чего, оттащить Эда от жертвы. Девочку она видела в первый раз, и та не выглядела опасным соперником, а вот брата Иззи знала с самого детства и в его способностях сомнений не испытывала. Еще и профессора Карингтон вызвали к директору ну очень не вовремя. На помощь пришел Бэн, Литл Бэн, который кажется даже не обратил внимание на благодарный кивок со стороны Иззи и сам даже не подумал, что только что совершил спасение мира, если не в широком масштабе, то, как минимум, в отдельно взятом помещении. Эд не стал вмешиваться, направившись вслед за капитаном в сторону шкафчика с инвентарем. Иззи выдохнула «Хвала Мерлину, что пока обошлось. Но ключевое слово пока.» Тем временем Бэн вежливо и очень основательно, как умел только он, занялся Миленой, и можно было отправиться вслед за братом, застав момент полета Гермионы в открытое окно.
- Не боишься отправлять Гермиону погулять в одиночестве? - уточнила она у брата, не став вдаваться в вопрос, почему он не оставил ее в спальне, где крысе явно было бы спокойнее, а теперь той куковать на улице. И хорошо если Арти не окажется поблизости. Нет, вроде бы Иззи оставляла его в гостиной, где кот привольно устроился в свободном кресле. Но мало ли. Ее кот обладал удивительной способностью оказываться в самых неожиданных местах.

+1

7

День, как и все дни жизни Тобиаса, был необычным. С утра парень умудрился поговорить с несколькими людьми, а потом хотел заняться чем-нибудь весёлым, ведь сегодня суббота, а она бывает только раз в неделю, поэтому нужно сделать что-то весёлое, ну или полезное. Шестикурсник даже не догадывался, что сегодня он совместит эти две вещи воедино.

Идя по оживлённому коридору, он наткнулся на профессора, который то ли попросил, то ли просто сказал, что нужно помочь пересадить мандрагору в кабинете Травологии. Тобиас не мог сказать, что особо любил возиться с растениями, но он подумал, что это может быть весело, поэтому направился в теплицы, но немного отвлёкся на пути и поэтому опоздал.

- О, ну наконец-то!

В ответ парень только улыбнулся. Но, что удивило рейвенкловца, в этот раз не только он опоздал, что уже хоть немного добавило этому дню разнообразия. На самом деле, шестикурсник хотел закончить тут побыстрее и уйти по своим делам, но, увидев знакомые лица, понял, что может тут произойти что-то интересное.

- Милена, подойди сюда! – позвала профессор девушку, которую Тобиас не знал, после чего обратилась ко всем сразу. - Итак, сегодня мы будем пересаживать мандрагору, и хотя вы это уже делали на втором курсе, я все же напомню вам, что следует быть осторожными...

Увидев студентку нового факультета, Джин улыбнулся ей и сказал:

- Привет! Меня зовут Тобиас! Приятно познакомиться!

Потом, посмотрев на Эда и его перекошенное лицо, спросил:

- Эд, ты себя плохо чувствуешь? Или ты стукнулся обо что-нибудь?

А потом Джин начал вспоминать, когда это они мандрагору проходили? Вспоминая теоретическую часть этого вопроса, рейвенкловец только видел картинку того, как болтал с кем-то из однокурсников,  поэтому не то чтобы хорошо усвоил информацию… Но потом парень вспомнил практику во всех деталях и, выудив из памяти, какие нарушения делал он и другие студенты, смог полностью прокрутить у себя в голове информацию по теме, и уже снова знал, что можно делать, а чего нельзя.

После этого Джин пошёл надевать перчатки, но не одел наушники, потому что хотел дослушать разговор людей вокруг него. Но скучная лекция, которую Бен собирался рассказать новенькой, была бы настолько усыпляющей, что породила бы семена сомнения в мозгу Тобиаса, которые говорили бы ему надеть наушники. Когда же Лонгботтом закончил, парень сказал:

- Эй, Бен! Может, покажем на практике, что надо делать? Ведь именно так человеку легче усвоить информацию, увидев, что надо делать, а?

После этого, не услышав ответа, Джин надел наушники и громко заговорил:

- Всем надеть наушники! Начинается пересадка мандрагоры! Кто не успеет, я не виноват!

После этих слов, всё же дождавшись, когда все, или почти все, наденут снаряжение, начал пересадку проблемного и орущего растения. Лишь закончив пересаживать в горшок первую мандрагору, Тобиас обернулся, чтобы посмотреть, все ли успели надеть наушники. При этом он сам их снял, заранее убедившись, что никто не держит мандрагор вне горшка с землёй.

Отредактировано Tobias Jean (21st Apr 2015 21:43:18)

+1

8

Милена нерешительно улыбнулась, когда двое из вновь прибывших представились. Парней звали Бен и Тобиас, и девушка, немного смутившись, пробормотала в ответ:
- Очень приятно!
Остальные не стали, кажется, обращать на нее особого внимания, что очень задело ее – Милена знала о том, что многие студенты Хогвартса неприязненно относятся к тем, кто приехал из Дурмстранга, и, справедливости ради, следовало признать, что для подобного отношения были основания, но ведь она-то никому ничего плохого не сделала! Она едва заметно вздохнула, стараясь прогнать обиду, и сосредоточилась на том, что говорил ей Бен.
- У нас было очень мало занятий по травологии, – произнесла она, чувствуя себя весьма неловко. Похоже, все присутствующие хорошо знали, с чем имеют дело, в отличие от нее, разумеется. - Я только читала про эти растения и попросила профессора Каррингтон показать мне их, вот она и позвала меня сегодня сюда.
В этот момент Тобиас предложил перейти от слов к практике, и Милена постаралась как можно быстрее последовать его примеру – она подошла к шкафу, вытащила оттуда наушники и надела их. Девушка читала, что мандрагоры громко визжат и что от этого звука можно на несколько часов оглохнуть, и ей очень не хотелось в присутствии посторонних так опозориться. Она внимательно следила за тем, как Тобиас достает из цветочного горшка юную мандрагору, и когда корень оказался у него в руках, то девушка скривилась от омерзения. Растение выглядело ужасно – кошмарная пародия на человеческую фигурку размахивала руками и ногами, а, судя по двигающимся губам, еще и кричала. Оставалось только порадоваться тому, что она успела надеть наушники.
- Это… Это просто ужасно… – выдохнула Милена, когда Тобиас пересадил мандрагору в большой горшок и снял наушники. - Я видела рисунки мандрагор, но даже представить себе не могла, что они так жутко выглядят на самом деле. - Девушка снова поморщилась, стоило ей только вспомнить об увиденном. - Как вообще можно заставлять студентов выполнять такую мерзкую работу? - Милена недовольно поджала губы, всем своим видом демонстрируя свое негативное отношение к затее профессора насчет привлечения студентов к пересадке растений. - Нет, я не буду этим заниматься!
Сейчас травология уже не выглядела в ее глазах таким уж привлекательным предметом, и девушка решила покинуть теплицу – она подошла к двери и попыталась ее открыть, но та не поддавалась.
- Что это за шутки? – спросила Милена, оборачиваясь к студентам. - Это вы закрыли дверь? Откройте немедленно! – потребовала она, глядя на студентов блестящими от гнева глазами.
В этот момент створка окна теплицы громко стукнула, и Милена вздрогнула от неожиданности, резко обернувшись на звук. Это было то самое окошко, возле которого она высадила росток плюща, купленного в магической лавке, располагавшейся в Хогсмиде. Продавцы уверяли, что растение необычное, правда, отказались сообщить подробности, предлагая девушке посадить его и самой посмотреть на результат. Заинтересовавшись, она купила этот плющ и принесла в теплицу, решив, что здесь самое удачное место для растения, которое и в самом деле оказалось необычным. Вместо двухдюймового росточка, который она посадила совсем недавно, из горшка поднимались могучие стебли, исчезавшие в раскрытом окне, а корни оплели вазон и, взрыхлив земляной пол, проросли вглубь. Девушка испуганно замерла, глядя на волшебный плющ, за считанные секунды выросший до невообразимых размеров, и только спустя несколько мгновений поняла, что в теплице становится все темнее и темнее.
- О нет… – прошептала она, глядя сквозь полупрозрачные стены теплицы на то, как плющ очень быстро оплетает все сооружение, поднимаясь все выше и выше до тех пор, пока стебли окончательно не погребли под собой купол здания. В теплице воцарился полумрак, так как лучи мартовского солнца почти не пробивались сквозь темно-зеленые листья и стебли, превратившие теплицу в ловушку для тех, кто находился внутри. - Что же нам теперь делать? – растерянно пробормотала Милена.
Она медленно подошла к окну, через которое плющ пророс наружу, и попыталась оторвать хотя бы один побег, но волшебное растение не поддавалось. Разозлившись, Милена схватила садовые ножницы и отсекла один из стеблей, но его место тут же заняли другие побеги, а из срезанного стебля брызнул сок, который, попав на кожу, опалил ее, словно огнем. Вскрикнув от боли и выронив ножницы, Милена обернулась к остальным.
- Помогите мне! Пожалуйста!!! Сделайте хоть что-нибудь!
Она судорожно взмахнула руками, пытаясь стряхнуть ядовитый сок, разъедавший кожу, а в глазах начало все расплываться от слез, когда Милена поняла, что из теплицы им не выбраться, так как открыть дверь или окно невозможно, а попытка уничтожить ядовитый плющ может дорого стоить, в чем она только что убедилась на собственном примере.

+1

9

- У нас было очень мало занятий по травологии, – произнесла Милена. - Я только читала про эти растения и попросила профессора Каррингтон показать мне их, вот она и позвала меня сегодня сюда.
Из того, что рассказала Милена, Бен понял, что она абсолютно ничего не знает о мандрагорах, да и многих других растениях – тоже. Парень мысленно тяжело вздохнул, придумывая план действий, на деле же он только дружелюбно улыбался и время от времени кивал, внимательно слушая девушку. Ситуацию усугубляло ещё и то, что Милена была студенткой из Дурмстранга, а таких, как она, терпеть не мог Эдвард. Нотт порой даже специально нарывался на конфликт, как казалось Бену, чтобы подраться с ребятами из этой ныне закрытой магической школы. Иногда им с Иззи удавалось остановить его, но не всегда. И Бенжамин надеялся, что в этот раз удастся избежать конфликта. Но что-то подсказывало, что не всё так просто. Неожиданно разговор Милены и Бена прервал Тобиас.
- Эй, Бен! Может, покажем на практике, что надо делать? Ведь именно так человеку легче усвоить информацию, увидев, что надо делать, а?
- Я бы предпочёл сначала всё выяснить, а потом уже переходить к практике… - начал было Бен. – Ведь, в противном случае, можно столкнуться с проблемами… Эй, ты куда?! – похоже, Тобиас не собирался никого слушать. В целом, Джин Бену нравился, но иногда его легкомысленность и поспешность жутко раздражали. Как, например, сейчас. Спешка могла обернуться бедой, не знай Милена, чем опасны мандрагоры. Но всё обошлось. Несмотря на то, что Тобиас объявил начало пересадки мандрагор и шустро принялся за дело, Милена, сам Бен, да и все остальные тоже успели надеть спасительные наушники. Когда началась пересадка, Лонгботтом обратил внимание на выражение лица дурмстранговки. Оно выражало… омерзение? Во всяком случае, нечто к этому чувству близкое. Парень вознегодовал. Как можно так относиться к растению?! Как можно так относиться  к Травологии, которая Милене, судя по её же словам, была интересна? Когда пересадка закончилась, слова девушка повергли Бена в шок.
- Это… Это просто ужасно… – выдохнула Милена, когда Тобиас пересадил мандрагору в большой горшок и снял наушники. - Я видела рисунки мандрагор, но даже представить себе не могла, что они так жутко выглядят на самом деле. - Девушка снова поморщилась, а челюсть Бена как отвисла, так и продолжала покоиться где-то внизу. - Как вообще можно заставлять студентов выполнять такую мерзкую работу? - Милена недовольно, наверное, в пятый или шестой раз, поджала губы, всем своим видом демонстрируя свое негативное отношение к затее профессора насчет привлечения студентов к пересадке растений. - Нет, я не буду этим заниматься!
- Да как ты можешь! – воскликнул Бен. – Да, мандрагоры порой внешним своим видом пугают! Но они не мерзкие! Они не противные! И они не жуткие! Нет, нет, нет! – Бен вспыхнул и принялся размахивать руками, объясняя свою точку зрения девушке. – Они очень полезные! И вообще замечательные! Если тебе нравятся только безобидные цветочки, то ты похожа на маггла! Истинный волшебник и травник никогда не будет так относиться к магическому растению! – кажется, пятикурсник перестарался. Он хмурился, щёки его покраснели, парень тяжело дышал, потому что только что вспылил и довольно-таки громко выражал свои мысли вслух, привлекая тем самым всеобщее внимание.
И вот, Милена развернулась и попыталась уйти. Бен был рад, что она решила покинуть их общество. Во-первых, он разочаровался в ней, потому что человек, заявляющий, что интересуется Травологией, не имеет права относиться к растениям так, как она. А, во-вторых, хаффлпаффец надеялся, что конфликта с Эдом всё-таки удастся избежать. Но не тут-то было. Девушка не смогла открыть дверь. Подёргала её, подёргала, и не смогла покинуть помещение.
- Что это за шутки? – спросила Милена, оборачиваясь к студентам. – Это вы закрыли дверь? Откройте немедленно!
Ещё не до конца остывший Бенжамин мигом вспылил.
- Да кому это нужно! – взорвался он, но вдруг перевёл взгляд на Тобиаса. Ему бы подобная шутка могла прийтись по душе. Только Лонгботтом не был таким человеком, чтобы безосновательно выдвигать в чью-либо сторону обвинения без доказательств. – Попробуй ещё раз! Вдруг ты просто недостаточно сильно тянешь…
В этот момент створка окна теплицы громко стукнула, и Милена вздрогнула, резко обернувшись на звук. Следом за ней вздрогнул и Бен, обернувшись и посмотрев туда, куда она устремила взор. То, что он увидел, крайне удивило его. Из горшка, стоявшего возле окна, поднимались могучие стебли плюща, исчезавшие в раскрытом окне, а корни оплели вазон и, взрыхлив земляной пол, проросли вглубь. В теплице становилось  все темнее и темнее. Бенжаин попытался припомнить, не читал ли он где-нибудь о подобного рода растении. Но он понятия не имел, как плющ мог вымахать так, чтобы оплести теплицы снаружи, закрывая и окна, и дверь, тем самым перекрывая любые пути к отступлению.
- Это же плющ! Но плющ не вырастает до таких размеров! – убеждённо воскликнул Бенжамин. – Милена, что ты сделала с растением? Что это вообще такое? – ему пришло в голову, что девушка могла заколдовать растения для лучшего роста. Он поспешил поинтересоваться у неё об этом. – Ты случайно не заколдовывала его так, чтобы оно росло лучше? Если ты его неправильно заколдовала, то… – но договорить хаффлпаффец не успел, потом что девушка уже впала в панику. Увидев, что она собралась что-то делать с растением ножницами, Бен попытался её предупредить. – Не трогай! – но было слишком поздно. Попытавшаяся избавиться от побега Милена стала жертвой сока побегов плюща, который, судя по всему, оказался ядовитым. Потому что, попав на её руку, он мигом опалил кожу. Бен мысленно схватился  за голову. Похоже, дурмстранговцем вообще не учили Технике Безопасности!
- Помогите мне! Пожалуйста!!! Сделайте хоть что-нибудь! – кричала Милена, а Бен не знал, что делать в этой ситуации. Парень стал соображать, что же делать. В первую очередь нужно было обработать рану. Девушка встряхивала руками, пытаясь убрать с сок, но это только усугубляло ситуацию. Бенжамин схватил её за руки, попытавшись обездвижить повреждённый участок, и оттащил от побегов плюща. – Эд… - хотел было позвать друга Лонгботтом, но осознал, что это не лучшая идея. – Иззи! Ты можешь что-нибудь с этим сделать? У тебя есть идеи, что это за сок такой ядовитый? А у тебя, Эд? - спрашивать о посторонних вещах у Эдварда Бен не боялся, но попросить о помощи девушке он не мог. – Этот ожог явно имеет магическое происхождение… Я не знаю, как его вылечить! – паника, до этого сдерживаемая, вырвалась наружу. Как быть? Что делать?! Надо было помочь Милене. А потом уже думать о том, как выбраться из теплиц, в которых их замуровали. Бен в отчаянье глядел на Иззи и Эда, надеясь, что они придумают выход. О присутствии здесь же Форса и Джин он как-то забыл.

Отредактировано Benjamin Longbottom (2nd May 2015 15:24:30)

+1

10

Когда закончилась пересадка первой мандрагоры, Бенжамин вспомнил, кто был этот парень из Рейвенкло. Тобиас Джин – местами непоседлив, местами усерден. Хорошо готовит, едва ли не отличник. От него этого можно было ожидать. Бенджамин хотел уже было дать подзатыльник Тобиасу но передумал. Девочка из Дурмстранга оказалась неженкой и нисколько не была готова к лику мандрагоры. Лонгботтом это тоже заметил и наехал не нее, пылая гневом из-за того, что к его обожаемому предмету было выказано отвращение. Семикурсник оторвался от стены, дабы начать успокаивать направо и налево, но Милена решила уйти из теплицы. К сожалению, у неё это не вышло и микроклимат между собравшимися грозил превратиться в грозу или бурю. Загонщику было видно, как проклятый плющ полез из окна и начал опутывать теплицу. Милена взяла ножницы и отрезала кусок плюща, но из того вымахало ещё несколько отростков и, вдобавок, на девочку полился сок. У неё началась паника и страх, да и у остальных тоже. Про Бэна на некоторое время забыли. Он выхватил палочку и хотел, было начать жечь плющ, но остановился, вспомнив, где находится. К тому же последствия он не мог предсказать, просто произнёс:
- Lumos.
На конце палочки зажёгся свет и осветил резко потемневшую теплицу. Надо было выбираться или на крайний случай запустить сигнал о помощи. Конечно, можно было попытаться уменьшить плющ, нацелившись на корень, но, скорее всего, нужна была не одна палочка.
- Что скажете на счёт того чтобы попытаться уменьшить эту заразу? – Спросил Бэнджамин у Ноттов. У вратаря было бесполезно просить, а на остальных он положиться не мог.

+1

11

Он не заметил, как подошла Айсидора – всё же выбрать из стандартного школьного инвентаря что-то стоящее – не самое простое занятие.
- Не боишься отправлять Гермиону погулять в одиночестве?
- Волнуюсь немного, но ты же знаешь, она у меня умница, да и тренированная – сколько раз от Арти уходила. Так что там ей намного безопаснее, чем здесь сейчас будет, – он улыбнулся и подал выбранную пару сестре. Кивнул подошедшему Тобиасу, - Да нет, чувствую себя прекрасно, а что, есть сомнения? Кстати, ты-то что здесь делаешь? Надоел умственный труд, решил попрактиковаться? Я-то думал, такое только барсуков прельщает, – он посторонился, пропуская рейвенкловца к шкафу. Не похоже было, что его заинтересовал ответ. Видимо, Джин просто решил обозначить таким образом своё присутствие. Нет, что ни говори, а птичий выводок он вряд ли когда-нибудь сможет понять. Но, видимо, Джину сильно не терпелось заняться практикой, так как он вскоре начал командовать и призывать к активным действиям. Эд лишь плечами пожал – раньше начнём, раньше закончим. И хотя ему было очень интересно повставлять свои, несомненно, бесценные комментарии в разговор Бена с как-её-там, Нотт тоже нацепил наушники с перчатками, взял ближайший к себе горшок – обычный глиняный, без рисунка – и лопатку. «Ну и кто тут пожирней?» – он постарался выбрать самую здоровую мандрагору. Бену всё равно – он все растения любит, а вот Эду надо как-то развлекаться.
Началась пересадка, и мандрагора не подвела – тяжёлая и большая, уже с хорошо просматривающимися чертами «лица» и развитыми конечностями. Им пока не давали их разделывать, предоставляя на занятиях по зельеварению уже в нарезанном виде. Эд предполагал, что это из-за стремления взрослых оградить особо впечатлительных студентов от участи умертвить очень похожее на человеческого ребёнка существо, пусть все и знают, что это всего лишь растение. Но отсутствие практики в таком вопросе удручало – ему было бы интересно поучаствовать в самом процессе подготовки данного ингредиента с самого начала.
Немного полюбовавшись на свой экземпляр, Нотт воткнул его в землю и прикопал – всё как положено. К его удивлению, ребята не продолжили пересадку, а поснимали наушники. Виной тому оказалась всё та же новенькая. Ужасно и жутко? Эд аж оглянулся на горшок, словно мог увидеть сквозь толщу керамики и земли тот самый злополучный корень растения.
- И что такого ужасного? Можно подумать, ты никогда рогатых жаб не препарировала, – он пожал плечами, свысока взирая на девушку (хоть и был с ней примерно одного роста), - Впрочем, если это так невыносимо, можешь падать в обморок, никто против не будет.
Бен тоже не стал сдерживаться и встал на защиту своих зелёных друзей, даже сравнил иностранку с маглом. Ай да Бен, ну надо же, с виду такой приличный мальчик, и не подумаешь, что способен на такие оскорбления. Молодец! И правильно, даром, что девочка! Но та в полемику не ввязалась, и решила закончить дело кардинально – пошла на выход. Эда такой расклад вполне устраивал, но Мироздание в этот день решило над ним основательно поиздеваться и не выпустило девчонку из теплицы. А следом и совсем что-то странное твориться стало.
- Это же плющ! Но плющ не вырастает до таких размеров! Милена, что ты сделала с растением? Что это вообще такое? Ты случайно не заколдовывала его так, чтобы оно росло лучше? Если ты его неправильно заколдовала, то…
Вообще-то Эд не понял, почему Бен решил, что в таком недостойном поведении плюща виновата дурмстранговка. Он не следил за ней, но вроде как они все вместе были рядом с кадками мандрогор, к окну никто не подходил. Мало ли, что тут у профессора Карингтон посажено. С другой стороны, друг голословными обвинениями кидаться не будет, так что, скорее всего, заметил то, что проглядел сам Эд. И, если честно, то, что Бен не знал какого пикси происходит с растением, его пугало. А меж тем события продолжали развиваться. Пока Бен старался удержать пострадавшую, Эд лихорадочно соображал. Он так себе разбирался в травологии, но зато прекрасно знал зельеварение и его Технику Безопасности, а та гласила, что при попадании едкого вещества на открытый участок кожи или, не дай Мерлин, слизистой, нужно как можно быстрее смыть его, либо нейтрализовать. Но дело в том, что далеко не все вещества смывались водой, были и такие, которые реагировали только на молоко или даже спирт. Но времени это выяснять не было, и пусть, что девчонка из Дурмстранга, а клятву Гиппократа Эд дать ещё не успел, не важно, любой раненый человек для него автоматически переходил в разряд «пациенты». Всё это промелькнуло в мозгу за считанные мгновения, краем глаза он отметил вспыхнувший Люмос на палочке Форса, и достал свою.
- Aguamenty, – Нотт щедро полил сцепившуюся парочку ледяной водой. Даже если вода не смоет отраву, то хоть закроет поры, что воспрепятствует её дальнейшему распространению, а так же приведёт двух  паникёров в чувство, хотя, тут надо было успех развить, - Лонгботтом! Зелёнка! Возьми себя в руки! Быстро собери мозги в кучку и давай всю информацию о магическом ядовитом плюще, что знаешь! И держи, э… её – он так и не вспомнил имени, поэтому ограничился кивком в направлении мокрой девушки - при себе, фиксируй руку, да и может, тоже что подскажет. Иззи, Тоб, – он повернулся к сестре и приятелю, - Пошуруйте в шкафах, может, здесь есть аптечка. Но старайтесь не подходить к лианам. И не трогайте больше мандрагоры, возможно, это их крик послужил катализатором для роста!
Сам же Эд подошёл к самому старшему из них.
- Можно попытаться, но заклятье уменьшает весь объект разом, так что если стебли достаточно прочные и не порвутся о стенки теплицы, то мы таким образом можем сами себя раздавить. Кэп, ты, кажется, уже умеешь создавать телесного Патронуса? Не лучше ли послать просьбу о помощи профессору. Если они не смогут воздействовать на эту муть снаружи, то пусть хотя бы дадут инструкции, что нам делать изнутри. Да и о том, как помочь раненной я бы не прочь узнать.

+1

12

Пока Айсидора выбирала наушники и негромко общалась с братом, события в небольшой, отдельно взятой теплице, понемногу набирали обороты. Сперва Тобиас, которого покусала муха гуманизма, решил ускорить процесс обучения новенькой по методу древних магов древности. Только те детей в воду бросали, что бы у них способности проявились. А Тобиас приступил к выкапыванию мандрагоры, мол, кто не спрятался, я не виноват. «Ну, паршивец, я тебе потом уши надеру и не посмотрю, что ты старше» пообещала мстительно Иззи, едва успев надеть наушники, пока вопль мандрагоры не сразил на повал. Все таки квиддичные тренировки дали о себе знать, а по воле случая большая часть присутствующих проводила большое количество часов на поле. «Не зря нас Кэп постоянно гоняет» почти с благодарностью покосилась на упомянутого кэпа Иззи, берясь за свою присмотренную мандрагору. Ученица Дурмстранга, надо отдать ей должное, тоже не сплоховала, успев надеть обмундирование до того, как первая мандрагора открыла рот. К тому же за ней присматривал Литл Бэн, так что о чем Айсидоре и стоило волноваться, так это о том, что бы брат не решил поцапаться с «классовым врагом». Но Эд пока сам занимался растениями и вроде бы ни о чем таком и не помышлял. Мандрагора выскочила из земли, стоило ее потянуть вверх, сморщив личико и замотав веточками-ручками. Иззи осторожно перенесла ее в горшок по-больше, присыпала землей поплотнее и заметила, что все снимают наушники. «Мы так никогда не закончим.» обреченно подумала Иззи, стаскивая наушники, что бы уточнить, кому так сильно хочется поболтать, вместо того, что бы завершить задание профессора Карингтон и наконец-то заняться своими делами. Которых у некоторых прорва. Недописанный доклад по колдомедицине и еще не решенная работа по Зельям например. И кот не кормленный тоже.
- Это… Это просто ужасно… Как вообще можно заставлять студентов выполнять такую мерзкую работу? - Милена, так кажется назвалась девочка из Дурстранга, судя по всему была в неописуемом восторге от процесса пересадки мандрагоры. На ее лице отражалась вся гамма чувств и эмоций, что вызвала у нее эта работа  — восторгом там и не пахло. Но обозвать ее мерзкой... «Это она в больничном крыле утки никогда не мыла, выходит?» Иззи чуть вздернула бровь вверх, совершенно не видя причины для такой бурной истерики. Ну да, Мандрагора, да, человекоподобное растение, на ее взгляд, так вполне милое. Есть и по опаснее и по неприятнее на вид. Хуже всего было то, что своими неосторожными словами, Милена ударила по больному месту литл Бэна. Она не просто не оценила магическое растение, она им пренебрегла, что для дорого друга было равносильно преступлению. «Особенно, если ты, вроде бы как, интересуешься травологией.» успела подумать Иззи, пока события продолжали натягиваться, как взводной механизм арбалета. Тут же подключился и любимый брат с комментариями, который естественно не мог остаться в стороне. Иззи легонько пихнула его локтем в бок, что бы отвлечь. А дальше взводной механизм дошел до предела, время словно застыло на долю секунду в одном мгновении, а затем щелчок спускового крючка и события полетели выпущенной на волю стрелой — стремительно и беспощадно. Милена оказалась у двери, дверь внезапно оказалась заперта. - Что это за шутки? – Это вы закрыли дверь? Откройте немедленно!
- А у меня были такие планы на эту субботу — Иззи вздохнула, откладывая наушники в сторону и собралась пойти к двери, что бы подергать ее самой или по крайней мере попытаться применить Alohomora, когда стукнуло окно. Судя по листьям, одной из разновидностей плюща стало скучно сидеть в своем укромном уголке и он решил отправиться посмотреть этот большой и дивный новый мир. На глазах у изумленной публики он резко вымахал в высоту, исчезая стеблями в окне и опутывая теплицу так, что свет достаточно резко померк. «Смеркалось... Хливкие шорьки....А кстати на какой делянке профессор высаживала плотоядные цветы?!» - мелькнула совсем некстати мысль, пока Иззи доставала палочку. Кэп ее опередил, осветив ставшую вдруг темницей теплицу. При свете довольно уютная, сейчас теплица выглядела несколько зловеще. «Теплица стала нам Темницей, В окно не брежит солнца луч, Вокруг меня бледнеют лица, Моих друзей....тудуц-тудуц» очевидно в сочетании с общим безумием происходящего на Иззи снизошло рифмоплетство. Вместо нервного хихикания очевидно. Возможно, она бы и сама впала в истерику в такой ситуации, и начала творить всякое, не думая о последствиях, (хотя и маловероятно, ради цели стать колдомедиком нервы приходилось наматывать на кулак), но должность штатного хорька-паникера уже оказалась занята. Ученица Дурмстранга кинулась в порыве паники кромсать плющ, тот, не будь дураком, плюнул на нее соком, который, как ни удивительно, оказался ядовитым. Все это случилось в мгновение ока. Ты и глазом моргнуть не успел, а  вот девушка вопит от боли, вот Бэн вопит вместе с ней, а добрый брат поливает обоих струей воды. То ли прорастить из них что-то хочет, то ли помочь собраться с силами. «И начать бить Эдварда Нотта!» подумала Иззи, торопливо шаря в сумке, может там завалялось что-нибудь нужное из всякой медицинской мелочи, попутно укорив брата - Аккуратнее не мог? Тобиас и сам поищет аптечку, а я пока рану осмотрю — направляясь к пострадавшей, на ходу пояснила она, оставляя пока на брата и кэпа, как на самых разумных представителей их компании, поиски выхода.
- Anestesio! - заклинание обезболивания должно было, как минимум, дать ей возможность говорить, а самой Иззи посмотреть рану, что бы девушка не дергала руками туда-сюда. - Нет, Бэн, я не знаю, что это именно за сок такой ядовитый. Но действие он оказывает разъедающее. Единественно, что мы можем пока сделать, это промыть рану и какое-нибудь регенерирующее зелье из аптечки использовать, а затем наложить чистую повязку. Придержи Милену, если она вдруг решит полежать —  продолжила  Иззи, разглядывая руку пострадавшей. Вода, которой добрый брат окатил Бэна и Милену смыла у той с руки большую часть ядовитой гадости. Следовало обработать и наложить повязку на руку, как если бы дело было с обычным химическим ожогом. Но тут совершенно не понятный плющ, незнакомый даже Бэну, и не понятно, как он влияет помимо видимых увечий? Может он споры в рану так заносит. И Милена потом заколосится. А колосящиеся ученики Дурмстранга это надо думать то еще зрелище.

+1

13

Закончив пересаживать растение,  Тобиас снял наушники, а чуть позже Милена начала говорить.
- Это… Это просто ужасно… Я видела рисунки мандрагор, но даже представить себе не могла, что они так жутко выглядят на самом деле. - Девушка снова поморщилась. - Как вообще можно заставлять студентов выполнять такую мерзкую работу? - Милена недовольно поджала губы, всем своим видом демонстрируя свое негативное отношение к затее профессора насчет привлечения студентов к пересадке растений. - Нет, я не буду этим заниматься!
Услышав такие слова, Тобиас разочаровано вздохнул. Он подозревал, что у этой девочки может быть такая нехорошая реакция, ведь далеко не все люди готовы к тому, чтобы увидеть это растение.  Это он знал благодаря практике, которая была на младших курсах. Там тоже были люди, которым не понравилась внешность мандрагор, хотя Джин считал, что у них довольно интересная внешность, запоминающаяся.
Девушка решила покинуть теплицу – она подошла к двери и попыталась ее открыть, но та не поддавалась.
- Что это за шутки? – спросила Милена, оборачиваясь к студентам. - Это вы закрыли дверь? Откройте немедленно!
Парень подумал, что Милена решила так пошутить, но потом понял, что, скорее всего, она говорит правду.  После этого рейвенкловец заметил на себе взгляд Бена и предположил, что тот подозревает именно его. Тобиас посмотрел на него немного злым взглядом, ведь он если и шутит, то не так примитивно. Джин хотел что-то сказать, но обратил внимание на то, что все куда-то смотрят. Повернув голову, он увидел, что теплицу начал окутывать гигантский плющ. После этого ученица Дурмстранга в истерике решила порезать неизвестное растение, что закончилось не хорошо. Во всей этой суматохе Бен первый начал истерить, как и Милена, Бен второй решил осветить комнату, Эд окатил пострадавшую водой, а Иззи начала тоже что-то делать. В это время рейвенкловец достал палочку, на всякий случай, и начал осматривать плющ издалека, пытаясь вспомнить, видел ли он что-то подобное ранее, а также осматривать комнату в попытке найти выход из теплицы. В этот раз память парню не помогла, он не мог  вспомнить похожего растения, к тому же нагнетало то, что любитель растений, Бен Первый, не знал, что это. Из этого можно было сделать вывод, что, как минимум, на первых пяти курсах его не проходили, иначе Лонгботтом и Джин хоть что-то помнили бы о нём, да и на шестом курсе это растение точно не проходилось.
- Иззи, Тоб, – он повернулся к сестре и приятелю, - Пошуруйте в шкафах, может, здесь есть аптечка. Но старайтесь не подходить к лианам. И не трогайте больше мандрагоры, возможно, это их крик послужил катализатором для роста!
- Тобиас и сам поищет аптечку, а я пока рану осмотрю — направляясь к пострадавшей, на ходу пояснила Айседора, оставляя пока на брата и кэпа, как на самых разумных представителей их компании, поиски выхода.
Именно эти слова вывели парня из раздумий, после чего он ответил:
- Хорошо, я поищу аптечку и постараюсь не подходить к плющу, не хочу быть политым неизвестно каким ядом.
После этих слов он пошёл лазить по шкафам, которые были подальше от растения. Аптечки в них не было. Оставались лишь шкафы около гиганта-заточителя. Джин долго думал, пытаться в них порыться или нет. Потом всё же решил рискнуть. При этом, на всякий случай, палочку он не убирал. В конце концов,  парень нашёл аптечку, но стебель, который находился на шкафу, упал, что испугало рейвенкловца, но он успел отпрыгнуть. В голове у него возникла мысль, что проживать у магглов бывает полезно для физической подковки тела.
После этого, довольный собой и ничем не задетый, Тобиас осмотрел содержимое аптечки и сказал Эду:
-Эммм, Эд… здесь остался только бинт… Не думаю, что этого хватить в данном случае.
Уже не такой радостный, Джин какое-то время смотрел на Нота и потом добавил:
- Другой аптечки нет, я искал по всей теплице. Что будем делать?

Отредактировано Tobias Jean (11th May 2015 17:11:36)

+1

14

Глаза Милены застилают слезы от боли, разъедающей руки, а вокруг нее начинается какая-то суета, и девушка уже готова впасть в отчаяние, постепенно осознавая, что ее товарищи по несчастью вряд ли ей чем-то помогут. Балансируя на грани истерики, Милена пытается вытащить из кармана свою палочку и вспомнить заклинание, способное снять или хотя бы приглушить боль, но обожженные соком растения руки плохо слушаются ее, и девушка шипит от усилившейся боли. Впрочем, окончательно впасть в истерику ей все же не удается – один из парней окатывает ее струей воды, а девушка, имени которой она так и не узнала, произносит то самое заклинание обезболивания, которое растерянная Милена никак не могла вспомнить. Боль тут же стихает, и девушка вздыхает с облегчением, глядя на свои дрожащие руки, покрытые красными пятнами ожогов. Зрелище, конечно, неприятное, но она уверена, что мисс МакФерсон, заведовавшая больничным крылом, все же справится с этой напастью.
- Спасибо, – почти шепчет Милена, с благодарностью глядя на своих спасителей.
Она даже не обижается на того, кто облил ее водой, к тому же сейчас вытащить палочку для нее уже не проблема, чем девушка незамедлительно и воспользовалась.
- Secheresse! – произносит она, и одежда тут же становится сухой, а о недавнем душе напоминают только влажные пряди волос.
Откинув назад мокрые локоны, Милена оглядывается по сторонам – теплица в скудном освещении, проникающем сквозь плотные побеги и слегка усиленном от магического огня, горевшего на конце палочки одного из студентов, представляет собой довольно жуткое зрелище. Поежившись, Милена вдруг задумывается о том, что скажет профессору Каррингтон, когда та вернется и увидит, во что превратилась одна из ее теплиц, и уже заранее начинает расстраиваться. Похоже, ее ждет очень и очень неприятный разговор, однако от этих мыслей Милену отвлекает вопрос одного из студентов, который интересуется, что делать дальше.
- Не думаю, что покажусь вам оригинальной, но предлагаю все же поискать выход отсюда, – отвечает девушка. - Может, нам удастся найти какой-то участок, где побегов не так много, и мы все же сумеем выбраться.
С этими словами Милена начинает исследовать помещение, направляясь в угол, прямо противоположный тому, где укоренился плющ. Если и существует такой участок, то логичнее всего его искать подальше от корней, но, выйдя на середину теплицы, девушка едва не падает, зацепившись носком туфли за металлическое кольцо, торчащее прямо из пола. Она уже готова пойти дальше, но затем все же останавливается и присаживается на корточки возле своей находки. На сей раз Милена ведет себя более осмотрительно и уже не пытается предпринимать какие-то поспешные действия, а потому молча осматривает пол.
- Мне кажется, что это очень похоже на подземный ход, – задумчиво произносит она и все же проводит рукой по полу, земляное покрытие которого, как оказалось, скрывает под собой металлическую дверцу. - Что скажете? – спрашивает Милена, подняв глаза на остальных студентов. - Может, рискнем?
Ожидая ответа, Милена слышит какой-то странный хруст, после чего откуда-то сверху начинают сыпаться осколки стекла, усеивая собой вазоны с мандрагорами. Она тут же поднимается на ноги, зажигает на конце своей палочки яркий огонек и поднимает руку вверх, чтобы получше рассмотреть то, что происходит под потолком. Увиденное приводит девушку в ужас – побеги плюща оказались слишком тяжелыми, отчего стеклянная крыша теплицы не выдержала и лопнула, усеяв осколками вазоны со злосчастными мандрагорами, но, кажется, даже это не самое страшное.  Хуже всего то, что, стоило только Милене осветить пространство внутри теплицы, как сверху раздался еще один странный звук, вот только на этот раз было похоже, что скрипит дерево, и на глазах перепуганной девушки поперечная балка, поддерживавшая крышу, прогнулась под тяжестью побегов плюща, снова угрожающе заскрипев.
- О, нет, только не это… – прошептала Милена, понимая, что если балка упадет, то расколет вазоны с мандрагорами. Вспомнив все то, что читала про эти проклятые растения в книгах, Милена содрогается от ужаса, представляя себе, что произойдет, когда несколько десятков мандрагор окажутся на свободе и начнут визжать. От страха она снова впадает в панику и хватается одной рукой за металлическое кольцо, пытаясь открыть вход в подземелье. Дверца немного поддается, но все же открыть ее у Милены не получается, и девушка с отчаянием в голосе обращается ко всем остальным. - Помогите мне открыть эту дверь! Нам надо отсюда срочно уходить, иначе эти мандрагоры нас точно убьют!

+1

15

Бен и не заметил, как постепенно поддался панике. Тот факт, что он не знал, что за растения представляет для них угрозу, совершенно выбил его из колеи. Парень нервничал, очень хотел помочь раненой, хотел понять, почему он, человек, который постоянно только и занимается тем, что изучает Травологию, не знает, чем они были атакованы. А потому в голове у него всё перемешалось. Внезапно темноту прорезал луч света из волшебной палочки капитана. Это позволило Лонгботтому ненадолго взять себя в руки, но в следующее мгновение паника вернулась с новыми силами. Ситуацию исправил Эд, как всегда вовремя среагировав на происходящее. С помощью заклинания он обдал Бена струёй холодной воды, и ему сразу же стало легче думать. Головокружительная трезвость будто бы ударила парня по голове. Он успокоился, взял себя в руки и постарался сконцентрироваться на ситуации.
- Лонгботтом! Зелёнка! Возьми себя в руки! Быстро собери мозги в кучку и давай всю информацию о магическом ядовитом плюще, что знаешь! И держи, э… её при себе, фиксируй руку, да и может, тоже что подскажет.
- Да, хорошо… я уже в норме, - Бенжамин серьёзно кивнул и постарался сосредоточиться, вспоминая, что это за растение такое может быть. Пока Эдвард раздавал другим распоряжения, Бен думал. А пока он думал, появилась Иззи. Юноша приободрился. Она-то уж точно как-нибудь да поможет пострадавшей. Лонгботтом аккуратно, но крепко держал
- Нет, Бэн, я не знаю, что это именно за сок такой ядовитый. Но действие он оказывает разъедающее. Единественно, что мы можем пока сделать, это промыть рану и какое-нибудь регенерирующее зелье из аптечки использовать, а затем наложить чистую повязку. Придержи Милену, если она вдруг решит полежать.
- Хорошо, - Бенжамин кивнул  и перешёл к озвучиванию того, что вспомнил. - Магический плющ мало чем отличается от обычного, - начал рассказывать Нотту хаффлпаффец. - От обыкновенного немагического плюща он отличается только скоростью роста. Хорошо, что сейчас не лето. Летом обычно яд действует сильнее. Это растение изучено достаточно плохо. Точно понятно то, что он выделяет жидкость, которую называют млечным соком. На воздухе она чернеет, и именно она очень ядовита. Сок имеет в свое составе смолу, которую называют уршиолья. Обычно контакт с соком приводит к отравлению. А симптомы отравлений, думаю, известны всем. Только они не сразу проявляются. А этот плющ, - Бенжамин глянул на магически увеличившееся растение, - не похож на обыкновенный магический плющ. Яд у него какого-то странного цвета. И вообще, не вырастает это растение до таких гигантских размеров. Да, рост ускоряется, но не размеры… Куда! – пока Бен рассказывал, Милена умудрилась вырваться из его ослабшей хватки. Хаффлпаффец совсем не сосредотачивался на том, что происходило вокруг, а потому знал только, что Тобиас искал аптечку, а Эд разговаривал с кэпом. Оказалось, аптечка была найдена, но лекарств там явно недоставало.
- Не думаю, что покажусь вам оригинальной, но предлагаю все же поискать выход отсюда, – ответила девушка на какой-то вопрос, который Бен, судя по всему, пропустил, поскольку был занят разговором с Иззи. - Может, нам удастся найти какой-то участок, где побегов не так много, и мы все же сумеем выбраться.
- Ну, попробовать поискать можно… - но Милена даже не собиралась его слушать, уже приступив к поискам. Бен растеряно оглянулся на друзей, виновато глянув на Эда. Тот просил держать девушку, а Лонгботтом не справился. Но удерживать её силой ему не хотелось. Так что возвращать её в свои объятья парень не стал. Вскоре ей удалось отыскать какой-то люк. Бенжамин подошёл к кольцу в полу, присел и стал рассматривать. – Сколько лет учусь в Хогвартсе и сколько лет посещаю теплицы в учебных целях, а ни разу не видел этого люка, – он задумался. Неужели парень настолько невнимательный? – А если там тупик? Стоит ли… – однако договорить он не успел. Неожиданно где-то сверху раздался чудовищный звук. Бен неожиданно быстро среагировал на происходящее. Подсознательно он понял, что происходит что-то, что грозит опасностью. Подняв взгляд вверх и увидев множество осколков, осыпающихся на ребят, Бен выхватил палочку и воскликнул:
- Elias! – эти чары были рассчитаны на то, чтобы защитить этаким барьером людей, сейчас собравшихся поглазеть на найденную в полу дверь. Бенжамин не успел заметить, все ли его друзья находились поблизости, он лишь очертил нужным жестом пространство, которое необходимо было оградить от осколков (предположительно, там находились все студенты, но в этом хаффлпаффец уверен быть не мог, поскольку не успел в этом удостовериться) и применил заклинание. Кажется, чары сработали, а парень почувствовал, как силы его заметно поубавились. Всё-таки осколков было очень и очень много, а он охватил немалое расстояние, чтобы обезопасить ребят. Ноги его чуть подкосились, но Бен устоял. Не хватало ещё упасть прямо посреди теплицы на груду осколков. Плюс ко всему, балка, поддерживающая потолок и стебли, которые расползлись по всей крыше, грозила обрушиться. Неужели усилия Бенжамина были напрасны? Он в это не верил. Бен знал, что кто-нибудь что-нибудь придумает. Теперь план с люком не казался ему таким уж бредовым. Глаза стали закрываться, хоть хаффлпаффец и пытался себя тормошить. Но силы его теперь уходили только на то, чтобы не рухнуть на пол, чтобы продолжать стоять и, если придётся, спускаться в люк.

+1

16

- Точно! Ты прав Эд! – Бенджамин сконцентрировался на самом счастливейшем воспоминании из его жизни и выкрикнул, взмахнув палочкой:
- Expecto Patronum!
Из палочки вырвался здоровенный бык и, взревев, ринулся в сторону кабинета директора. Неожиданно Милена обнаружила люк. Для вратаря сия находка была удивлением, ведь даже он не знал об этом люке, хотя буквально жил в теплицах. Пока девочка пыталась поднять, а остальные простаивали, Лонгботтом решил защитить всех барьером. Но видимо не рассчитал своих сил, да и с заклинаниями у него туго, поэтому он еле стоял на ногах после прочтения заклинания. Форс подхватил ценного человека и передал остальным не менее ценным, а именно Ноттам. После подошёл к люку и, приложив усилие, на пару с дурмстрангкой, распахнул единственную надежду на спасение. Вниз вела лестница вроде канализационных. Снизу повеяло холодом. Ясное дело что она вела в подземелья Хогвартса.
- Ну что господа? Кто первый? Или проверим ход на самом здоровом? – осмотрел Бен окружающих. После, снова сделав взмах, он повторил заклинание вратаря, что бы было надёжнее.
- Elias! Вот так вот будет лучше. Давайте я первый прыгну и проверю. Не отставайте!
И, не дождавшись возражений и комментариев, капитан Хаффа по квиддичу ухнул вниз.

0

17

События начинали набирать скорость, как снежный ком- крохотный снежок постепенно превращался во все более огромный снежный шар несущийся вниз, сметая все на своем пути. Бэн пришел в себя, собрался, прекратил панику и истерику и начал думать. А заодно исполнять то, о чем просили. Пока он придерживал дурмстранговку,  подействовало обезболивающее, и та слабо прошептала слова благодарности. Поскольку никаких мазей в аптечке не нашлось, оставалось только забинтовать пораженные участки кожи пострадавшей, что бы в них не попала грязь.
-Ferula -  произнесла Иззи, направив палочку на руки девушки, на которых мгновенно появились бинты. Теперь до момента встречи с колдомедиком руки доживут. Айсидора успела вовремя, ибо Милена смахнула слезы и направилась искать выход, пока Бэн продолжал рассказывать о волшебном плюще и его особенностях. Иззи вздохнула, покачав головой. «Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается! Попросила же подержать. А, что уж тут....говорить.» 
За это время капитан команды создал телесного патронуса, отправив его с сообщением в кабинет директора. «Телесный патронус...» вздохнула Иззи, проводив того взглядом. Ей пока заклинание не давалось, несмотря на то, что Стеффан показал его и объяснил принцип действия. Это несколько раздражало и выбивало из колеи, но Иззи не сдавалась. «Я тоже смогу вызывать такого. Вот еще некоторое время потренируюсь и смогу. Обязательно.»
Снежный ком продолжал набирать обороты. Милена внезапно обнаружила крышку люка в полу теплицы, где ее кажется никогда и не было. Во всяком случае, Бэн ее не помнил, а он в теплицах едва ли не жил, да и сама Иззи не помнила, что бы здесь был этот люк. Помогите мне открыть эту дверь! Нам надо отсюда срочно уходить, иначе эти мандрагоры нас точно убьют! - паника паника паника и снова паника звучала в голосе ученицы Дурмстранга.
- Мы же не знаем что там внизу — подала голос Иззи, понимая в общем -то, что сейчас   AURIBUS TENEO LUPUM и что опаснее не известно.
«Люк появился внезапно. Даже Бэн не помнил о нем...Выход или ловушка? Бред, кому нужно устраивать такую сложную многоходовую ловушку, которую невозможно было просчитать заранее? Кто знал, что именно сегодня профессору Карингтон потребуются рабы на плантации? И что волшебный модернизированный плющ-убийца вымахает в теплице и закроет вход? Заранее подготовить этот люк-ловушку? Неееет, это невозможно. А если все таки возможно....» Иззи тряхнула головой, отгоняя параноидальные мысли. Логика говорила о том, что так спланировать все и разыграть как по нотам — это нужно быть великим тактиком и стратегом. А таких пока ей что-то не встречалось. Пока мисс Нотт размышляла о том, кто виноват и что делать, над головой раздалась музыкальная симфония хаоса — треск, скрип, скрежет. Люмос Милены продемонстрировал задравшим головы ученикам, что балка у них над головой, собирается вот-вот упасть вниз.
«Главное спокойствие» про себя сказала Иззи, однако сердце забилось в разы быстрее, подбираясь к горлу и собираясь улепетывать со всех ног, если тугодумная хозяйка не хочет этого делать. Бэн среагировал быстрее, создав защитный щит для всех, и начал стремительно бледнеть и покачиваться. Первым его успел подхватить Биг Бэн, придержать и затем передать Иззи и Эду.  Иззи подхватила друга за пояс, поднырнув под его руку и удерживая в вертикальном состоянии. Ничего, если что, успеет его вниз спустить.
Биг Бэн тем временем позаботился об укреплении поля, что бы остальные не пострадали от рушащейся теплицы.
« Если мы сейчас все туда спрыгнем, то как преподаватели, прибежавшие по зову патронуса нашего кэпа поймут куда же мы делись? После того, как разгребут завалы.» Кэп тем временем спрыгнул вниз, не став особо пускаться в размышления, а вдруг там внизу еще хуже. Милена судя по тому, какую панику у нее вызывают мандрагоры спрыгнет следом не раздумывая.
Flagrate — Иззи указала палочкой в незанятой Бэном руке на крышку люка, надеясь, что знак заметят, даже если она захлопнется.
- Кэп! - Иззи ничегошеньки не видела внизу, даже огонька люмоса. - Как посадка? Ты жив-цел- никем не съеден? - уточнила девушка, создавая огонек на кончике палочке и пытаясь осветить внизу что-то. Следовало подумать, как опускать вниз литл Бэна, если внизу все в порядке, или, как вытаскивать наверх Биг Бэна, если внизу не в порядке ничего.

AURIBUS TENEO LUPUM — держать волка за уши.

0


Вы здесь » Salvio Hexia » Основная игра » 1.3. Взаперти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC